Блоги 6 июл 2022 923

Расконсервация Шэнэхэна

Обзор бурятских анклавов накануне «Алтарганы».

© фото: Александр Махачкеев

Основной тренд у шэнэхэнских бурят — это эра стабильности и процветания, как и во всем Срединном государстве (Китае). В последний раз был у них пять лет назад и тогда увидел шэнэхэнцев на новеньких машинах и в норковых шубах. А что это как не свидетельство достижения уровня «общества среднего достатка»?

Дамдин Бадараев, сотрудник ИМБТ СО РАН был у них до начала пандемии и впечатления у него тоже самые благоприятные: «Они довольны своей жизнью. Шэнэхэнцы понимают, что Китай стал мировым лидером, а идеи патриотизма и социальной справедливости не пустой звук в их стране. Государство заботится о малых народах, строит дома, субсидирует скотоводство и не душит налогами».

Китай – крупнейший в мире производитель и потребитель мяса, он экспортирует продукцию из многих стран мира. А внутри страны в отрасли вне конкуренции Внутренняя Монголия, а значит продукция шэнэхэнцев очень востребована. Буряты нашли своё место в экономической специализации второй экономики мира. Что касается урбанизированной молодёжи (не желающей пасти скот), она ищет счастья в Пекине, Хух-Хото, Хайларе и других мегаполисах.  

По всему автономному району Внутренняя Монголия насчитывается 10 тыс. бурят и они располагают огромной территорией, на которую претендуют другие монгольские народы – харчины и дагуры, а также солоны – народ маньчжурского происхождения. При этом они утверждают, что в свое время, когда буряты договаривались поселиться здесь, речь шла о сроке от 50 до 100 лет.

Это произошло в  конце 1916 г., когда лидер бурятского национального движения Михаил Богданов, автор первого проекта национальной автономии бурят, а также представитель переселенцев Базарайн Намдык, заключили с амбанем (губернатором) Хулун-Буира договор, по которому бурятам была отведена земля размером в 9 тысяч квадратных километров по долинам трех небольших рек. Здесь они до сих пор и живут. 

Летом 2017 года на почве территориальных споров произошли столкновения между бурятами и солонами. Еще одна причина для конфликтов - это огораживание земли. Вследствие чего буряты находятся в сложной ситуации, когда ограждения мешают кочевкам, а с другой стороны, им нужно оградить от посягательств свои пастбища и поля. В России свободных пастбищ, казалось бы, больше, но, как уже убедились шэнэхэнцы, здесь их никто не ждёт – всё уже приватизировано.    

Сегодня во Внутренней Монголии все ключевые посты занимают ханьцы – этнические китайцы. Вплоть до хошунов. До самого нижнего административного звена – сомонов, они ещё не дошли. В Поднебесной отказались от традиционной китайской стратагемы «управлять варварами руками варваров»? Но, более того, они отказались и от традиционной концепции «мы и варвары» - Срединное государство и дикие кочевники Севера, от которых когда-то отгородились «великой стеной». Сегодня у них принята концепция единой китайской нации, согласно которой земледельцы Юга и кочевники Севера всегда были едины. И что-то в этом есть…

Кочевники раз за разом завоёвывали страну, устанавливали династии и успешно ассимилировались китайцами. В долговременной перспективе лихие кавалерийские набеги оказались бессильны перед тотальным демографическим перевесом, сильнейшей экономикой мира и обаянием великой китайской культуры.

Как сказал один китаец - студент Восточного факультета БГУ: «Я думал, что вы буряты другие, а оказывается вы такие же как мы. У нас всё одинаковое: религия – буддизм, храмовая архитектура, кухня – буузы (баоцзы), чай и лапша, одежда от маньчжуров и куча общих слов. Да, вы же китайцы!»

Впрочем, даже у гораздо более многочисленных японцев и корейцев традиционная культура на процентов 70 состоит из заимствований у китайцев. Остальное своё и влияние Запада. Вот это отсутствие культурных и расовых отличий, а не только экономические успехи страны, и патерналистская социальная политика властей, и есть тот самый якорь, который держит шэнэхэнцев на их новой родине.

Не испытывают дискомфорта шэнэхэнцы и в России. Они хорошо интегрировались в местное сообщество, ведут собственный бизнес или же работают на китайцев, которые доверяют им. В декабре 2016 года на всех встречах в Шэнэхэне рефреном звучали слова хозяев: «Давайте хорошо жить там, где мы живем!»

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Александр Махачкеев