Блогууд 30 nov 2022 848

Пасечник из Ацулы

Пчеловод-экспортёр кормит нас целебным мёдом и находит в этом своё подлинное счастье

© фото: Александр Махачкеев

Какого только нет мёда на рынках и в магазинах Улан-Удэ! Народ, конечно, предпочитает брать свой – бурятский: донниковый, гречишный, луговой или таёжный. Существует определённый стереотип, что пасечник живёт в гармонии с природой, и он даже немножко философ. При этом знает цену своему нелёгкому труду, а потому во все времена пчеловоды были зажиточными людьми. Сегодняшний наш герой совершенно случайно, но раз и навсегда полюбил пчёл.

Дарёной пчеле в зобик не заглядывают

Дамдин Борисович Ринчинов живёт в Селенгинском районе, в Ацуле, где был легендарный облепиховый совхоз с пасеками. Но мы едем в сторону Ташира. Большой пикап плавно мчит по грунтовой дороге. Поросшие лесом сопки, просторные долины с фермами тут и там. По всему видно, что они не заброшены. Пастбища, посевы, изгороди и те, для защиты от кого они построены: лошади, овцы и коровы. «Здесь вся земля уже поделена, - сообщил пчеловод. - Свободных ферм в районе нет».

Дамдин Борисович родом из северной Еравны: «Пчёл я сроду не видал. Но вот оказался в Ацуле и заходит знакомиться сосед Виктор Ефимович Демьяненко. С банкой мёда и улей с пчелами подарил! Я отказывался: «Никогда в жизни не видел пчёл! Боюсь я их!» А он: «Бери! Дарёному коню в зубы не смотрят!»

На совхозной пасеке

Пришло время пчёл выставлять. Поехали смотреть на совхозную пасеку. Сначала Дамдин Борисович боялся пчёл. Но вот раз укусила пчела, два, оказывается, терпимо! Стал помогать опытному пасечнику. На следующий год у Виктора Ефимовича жена на пенсию уходила, а она вместе с ним работала пчеловодом. И он позвал молодого Дамдина работать его помощником. Уже официально. Они смотрели за совхозными пчелами, а заодно и за своими. Так он учился у Демьяненко, а потом ему самому доверили новую пасеку.

Самостоятельно Ринчинов работал три года, а затем начались лихие 90-е годы. Стали забирать пчёл за долги, и тогда же ввели хозрасчет, и так вышло, что только пасека Дамдина Борисовича была прибыльной, а остальные - убыточные. В это время начался развал хозяйства, у пчёл пошли разные болезни. Пасеки стали погибать и уменьшаться. Ринчинову передали ещё две пасеки, и он полностью ушёл на хозрасчет. В это время совхоз окончательно развалился, а его пасеку собрались продавать на сторону: «Я стал индивидуальным предпринимателем и сам выкупил пасеку, всего 180 пчелосемей. Это было в конце 90-х годов».

Свой путь

Его пасека росла и доходила до 350 пчелосемей. Но он убавил их количество, сказывается возраст, да и нет кормовой базы. Гречиху и донник поблизости уже не сеют. Сеют в Бичуре и Заиграево. Есть пара пчеловодов, которые сеют для себя. Дамдин Борисович пробовал сам сеять, но оказалось слишком нерентабельно. Нужны трактор, комбайн, навесное оборудование. Попробовал он однажды посадить донник, и взяток был хороший, и сено убрал. Но всё же решил не распыляться, лучше ехать на чужие поля или в лес. Но в лесу взяток похуже.

- Нынче вывозил, вроде всё цветёт, иван-чай, клевер и другие цветы, но было холодно, ночные температуры низкие и взяток плохой, - рассказывает пасечник. - Первым у нас в Ацуле начал практиковать кочевки Федор Иосифович Павлов, и мы начали кочевать с пасекой в Джиду. Конечно, на гречишных и донниковых полях мы брали много мёда. Кроме Джиды, когда у нас была засуха, ездил в Мухоршибирь. Это далеко, почти 300 км, но положение было безвыходное.

Рынок сбыта

Мёд Ринчинов сбывает на ярмарках в Улан-Удэ и Гусиноозёрске. Особенно доволен он фермерским фестивалем «Своё». Он уже два года ездит и хорошо там торгует. А раньше была ещё ярмарка «Золотая осень» и хорошо бы возродить её. Хорошо идёт торговля по интернету. В этом фермеру помогают взрослые дети, и за долгие годы у него наработана клиентская база. Покупатели сами приезжают за товаром и берут помногу.

Фальсификат

Сегодня стало много подделки. Но как определить фальсификат?

- Нужна экспертиза, - считает пчеловод. - Но, наверное, есть подделка. У меня разнотравный мёд, взять монофлёрный мёд (мёд с одного семейства растений) у нас очень сложно. Период цветения короткий. У нас нет бурного взятка, поскольку нет пышного разового цветения. В этом сезоне мёд качал всего два раза. И вообще, нынче год не удался.

Пчелы на экспорт

Дамдин Борисович более десяти лет продаёт пчёл в Монголию. Весной и в начале лета, в мае и июне. Продаёт их в специальных пчелопакетах. Он выводит маток, отсаживает их, отводки облётываются. Этим Ринчинов занимается вместе с коллегой Евгением Гудковым из Ацулы. В Монголии государство оказывает поддержку пчеловодству, и оно стремительно развивается. Сначала монголы приезжали с рефрижераторами для поддержки определённой температуры для пчёл. Сегодня Ринчинов и его партнёры отладили весь процесс, чтобы без проволочек проходить таможню и границу. А началось взаимовыгодное сотрудничество ещё при Леониде Потапове, когда было заключено соглашение о поставке пчел в Монголию. Тогда соседи из Селенгинского аймака сами вышли на пасечника из Ацулы, расположенной недалеко от границы, и на дороге, ведущей в Кяхту.

На одном языке

Бурятские пчёлы идеально подходят для природных условий соседей. Монголы завозили пчёл из Китая и Казахстана, но те не прижились. А у нас похожий климат, и наши пчёлы прекрасно акклиматизируются в Монголии.

- Да и разговариваем с монголами на одном языке, - говорит пчеловод. - Зэрлиг – дикий мёд они экспортируют в Южную Корею и Японию. Например, собранный с ая ганги. А вот донниковый или гречишный японцам не нужен. Они берут только натуральный степной мёд. Но с монголами не просто работать. Нюансов много.

Пчелы или бычки

Ринчинов занимается ещё и скотом. Вынужденно. Однажды случилась засуха, и медосбор пропал. И тогда он занялся скотом. Но всё же пчёлами гораздо выгоднее заниматься, считает Дамдин Борисович. Да и само занятие пчёлами приносит ему больше удовлетворения и радости. Эти маленькие создания приносят только пользу природе, всем растениям, животным и людям.

- Я каждый год меняю маток, они со временем теряют плодовитость, - поделился профессиональным секретом пасечник. - Двести семей держу и искусственно вывожу двести семей ежегодно на продажу. Поэтому даже без сбора мёда остаюсь с прибылью от реализации пчел в Монголию. Близкородственного скрещивания он не боится. В Ацуле несколько пасек, и пчеловоды решили не завозить со стороны производителей, дабы не испортить местную породу.

Надежда на внука

С пасекой Дамдин Борисович управляется с двумя помощниками. Максимально стандартизирует все операции, чтобы не заниматься каждым ульем в отдельности. Ринчинов уже не молод и готовит замену себе: «Внук у меня нынче прошёл боевое крещение на пасеке. Может с пчелами управляться. Думал, убежит. Нет, выдержал. Думает пока. Просто нужно вникать».

Кто-то должен продолжить его дело. Упаковка с разнотравным мёдом выглядит весьма привлекательно. «Пасека Ринчиновых» — это уже бренд Селенгинского района с заявкой на республиканскую узнаваемость.

Пчёлы на полях

Вот мы и подъехали к пасеке. Она расположилась на ещё цветущем поле недалеко от Ташира. Здесь стояло около 100 ульев. Была середина сентября, и пчелы интенсивно готовились к зимовке. У них должен быть запас мёда, чтобы спокойно пережить морозы. А Дамдин Борисович с нетерпением будет ждать самый прекрасный момент в жизни пасечника - первый облёт после долгой зимы. Наступит весна, и ива первой распустит свои пушистые почки, солнышко согреет улья и пчёлы, не спеша выползут из летков. Они почистятся и пустятся в первый облёт, а затем отправятся за пыльцой на ароматы цветущей ивы. А у пасечника впереди будет ещё много счастливых дней, наполненных жужжанием пчёл, волнением от первой качки мёда, пением жаворонков в синем небе и цветением лугов и полей на родной земле…

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ​

Фото: Александр Махачкеев