Блогууд 18 mar 2022 1972

Как мы отдыхали

Особенности отдыха улан-удэнцев в эпоху развитого социализма

Условия для культурного и недорогого отдыха у рабочего класса были. Практически каждый завод или фабрика имели собственные клубы, библиотеки, дома отдыха на природе. Передовики награждались путёвками на курорты по стране и за рубежом – в страны социалистического лагеря. В Карловы Вары в Чехословакии, на озеро Балатон в Венгрии и Золотые пески в Болгарии. А летом ездили на Байкал и Саяны.

© фото: Александр Махачкеевай архивһаа

На кисельных берегах

Все более-менее крупные предприятия столицы Бурятии имели свои базы отдыха. Ими были усыпаны берега Посольского Сора, Котокели и Щучки. На этих водоёмах вода прогревается уже в середине июня и, как и сейчас, вал отдыхающих приходился на выходные. На Котокели у машзавода было большое двухэтажное здание, а у культпросвет училища - обычный деревянный дом. У техноложки был и есть «Ровесник» в Максимихе, а у культурки - «Ослик» в Энхалуке. Своим работникам и студентам отдых стоил копейки.

С местными водили дружбу. «Ослик» (Оздоровительно-спортивный лагерь института культуры)  давал шефские концерты для рыболовецкого колхоза в Энхалуке и в Сухой. На День рыбака! А в 80-х и богатые колхозы заимели свои базы отдыха для колхозников – на речках и аршанах. На многих предприятиях были любительские туристские клубы с пешими походами, восхождениями, сплавами и дайвингом. 

Однажды, когда я работал на Стеклозаводе, мы отдыхали нашей бригадой на заводской базе «Жарки». На  Байкальском прибое. Выехали сразу после ночной смены (с 24.00 до 08.00 утра) на электричке. С собой взяли инвентарь, еды и водки. После бессонной ночи тут же вздремнули. На базе программа была стандартной: купание, волейбол, бадминтон, шашлыки, танцы под магнитофон с играми в «бутылочку» и прочее. Спиртное употребляли по-разному, кто в меру, а кто нет. Особенно два  бывших «химика» - зэка. Как пел Высоцкий: «Меры в женщинах и в пиве он не знал и не хотел». Они не просыхали все два дня отдыха, и по возвращении уже на работе опохмелились.

В 85-м был принят антиалкогольный закон, и на всём берегу Байкала от Энхалука до Сухой  не стало спиртного. Чтобы отметить именины, через паром добирались от «Ослика» до райцентра Кабанск. На попутках! Тогда личных авто было мало. А это почти 90 км в одну сторону. Предстояло ещё прорваться в магазин, который штурмовала толпа, и ехать назад.

Под крышей профсоюзов

В респу­блике существовал организованный внутренний туризм. По количеству принятых отдыхающих современные цифры не догнали тогдашние показатели, считает Андрей Измайлов, ветеран этой отрасли. Занималось им профсоюзное предприятие «Турист», с десятком собственных комфортабельных автобусов, гостиницей и рестораном «Баргузин». Группы туристов из Москвы, Прибалтики и других регионов СССР высаживались в Улан-Удэ и автобу­сами разъезжались по турбазам «Верхняя Березовка», «Култушная», «Максимиха», «Щучье озеро» и «Котокель».

Однако большинство составляли улан-удэнцы и жители республики. На самом Байкале турбаз было мало, а из «дикарей» были иркутяне - их западный берег обрывист. В пик сезона на всём расстоянии от Котоке­ля до Турки стояли всего две-три машины. Совершенно пустым был пляж и в Энхалуке. Сегодня же даже при­парковаться негде.

При этом городские буряты, только осваивавшие города, прак­тически не знали прелестей праздного времяпрепровож­дения на воде и в горах. Они ездили в деревню к род­ственникам. За летними дарами природы, и на сенокос, дабы привезти зимой үүсэ – запас мяса на холодную зиму. Отсутствовала и сама культура отдыха, ведь нужно уметь занимать себя чтением, играми, экстримом или лёгким флиртом с противоположным полом. От безделья народ и выпивал. Помню на Аршане одного председателя колхоза - он днями стоял и не знал, что делать. Побухал. Плюнул фигурально на всё и досрочно уехал в деревню.        

На туристских базах практиковался активный отдых с походами из Щучки через Хамар-Дабан к Байкалу на Култушную, из Котокели на Святой Нос и т.д. Культорганизаторы проводили вечеринки, концерты и танцы. Летом я подрабатывал инструктором по туризму и водил группы в пешие походы. Например, от Котокеля до Байкала и далее до Турки. А берег был завален живописными грудами топляка – брёвна, добела отполированные прибоем. Лес по рекам и Байкалу сплавляли плотами.

И зимой, и летом

Однажды повёл в поход латышей, и тогда для меня стало откровением их нескрываемая нелюбовь к СССР, до развала которого оставалось ещё лет семь - восемь. На Котокели был и маршрут по озеру. На весельных лодках шли километра три до острова Монахов, осматривали его, отдыхали на пляже и возвращались на базу. Заядлые рыбаки из отдыхающих оставались на рыбалку. Улов был богатейший, рыбу солили, вялили и коптили. Экстрим для туристов начинался, когда внезапно налетал ветер и бросал лодки на крутые пенные волны.

Активный отдых горожан не прерывался и зимой на круглогодичных туристских  базах на Верхней Березовке и Щучке. Отдыхали в основном за счёт профсоюзов. Катание на лыжах, коньках и санках с горок, баня с обтиранием в снегу, прогулки по лесу, танцы и конкурсы, бильярд и теннис. Или слушать, как от мороза ухает и угрожающе покрывается  зигзагами лёд. Или лечь на прозрачный лёд и вглядываться в завораживающую до жути тёмную бездну…

Также плюс лечение - отдыхали на здравницах в Горячинске и Аршане. Но без  походов. Этому способствовал и микроклимат на этих курортах. В Горячинске, пока Байкал зимой не встанет, теплее и мягче, чем в Улан-Удэ. Весь декабрь там идут снегопады. На Аршане не так снежно и тепло, но всё же по сравнению с Кыреном это и есть в прямом смысле слова - курорт. Славились грязями Киран и Кучигер.

«Руссо туристо облико морале»

Выездным туризмом занимались «Интурист» и комсомольский «Спутник». Во всех союзных республиках были молодёжные туристические центры с гостиничными комплексами. В эти центры и за рубеж «Спутник» отправлял в год до 2 тыс. человек.  Для иностранных туристов Бурятия открылась  только в 1991 году из-за наличия армейской Ставки в Сосновом Бору. К нам заезжали только граждане братской Монголии.

В 80-х я ездил в Болгарию, путёвку получил от Заиграевского райкома комсомола - половина группы состояла из сельчан. Молодые, здоровые, идеологически подкованные. Прошли комсомольский отбор с положительной характеристикой! В столице погуляли по Красной площади, заглянули в пивную, продолжили в поезде Москва – София.

Заходят в купе два негра, и наш простоватый Андрюха из Бичуры говорит: «Хотите, покажу, как пьют русские?» Наливает в гранёный стакан водки до края, лихо запрокидывает в горло и тут же вырубается! Этот же бесславный трюк он показал по приезду югославам на Золотых песках. Наливает, выпивает, вырубается! Впредь мы запретили ему эти фокусы. Чтобы не позорил нас, русских.

Но тут одна наша любвеобильная красотка повадилась пропадать по ночам. Явно нарушая «руссо туристо облико морале». Якобы, всю ночь «собирала ракушки у моря на пляже». Обычно с югославами. Хотя, может быть, как сознательная комсомолка, укрепляла таким романтическим способом единство социалистического лагеря?

А нас, парней, поразили немки из ГДР своей «открытой сексуальностью» или откровенным бесстыдством. Высокие белокурые девушки  ничтоже сумняшеся, скинув бикини, со смехом бросались нагишом в Чёрное море! Мы были в шоке! Хорошо, что это была братская Болгария, а не ФРГ. А то был случай, когда русские пошли в баню,  а там обнажённые женщины и мужчины! Руководитель группы: «Провокация, назад!!!». Принял совместную баню за публичный дом! Советские люди были наивны и непорочны. Особенно мы, представители девственной Сибири. Порой чувствовали свою глубокую провинциальность. Вот так познавали мир и делали выводы, часто не в нашу пользу…

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Александр Махачкеевай архивһаа