Блогууд 3 jun 2022 449

Поэзия и проза дачной жизни

У кого есть дача, у того есть лето – история дачного движения Улан-Удэ

© фото: Александр Махачкеев

Купеческие дачи

Первые дачи в Забайкалье появились ещё до революции. Кяхтинские купцы имели дачи в селе Усть-Киран. Там, на месте бывшей дачи купца Немчинова, растут вековые черные тополя диаметром в два метра. Что касается Верхнеудинска, то по сведениям краеведа Виктора Харитонова: «29 мая по старому стилю здесь проводился крестный ход, переходящий в массовые народные гуляния, и с этого дня на Верхней Березовке открывался дачный сезон.

Дача! Читайте Чехова и вы поймёте, что верхнеудинцы на дачах, если и садили что-нибудь, то только для удовольствия. На даче Трунёва был парк, пруд с лодками, мостиками через ручей, аллеи, цветники. На даче Кобылкина отдыхал кто угодно, только не он. В первопрестольные праздники туда выезжали мастера и рабочие с его заводов с семьями» (Харитонов, Байкал. 2014-4, с.151).

Мещанин Кулаков сдавал дачи в аренду, а доктор Граудин построил здесь первый дом отдыха для обеспеченных людей. «Среди владельцев дач выделялись М.И.Овсянкин, С.И.Розенштейн, А.И.Соловейкин, всего по данным В.К.Гурьянова, на Верхней Березовке было около двадцати дач» (Там же).

 Дачи получили распространение по всей России. Однако, не для большинства верхнеудинцев. Многие выращивали на своих усадьбах овощи, держали скот и домашнюю птицу. По данным 1908 г., сельским хозяйством занимались 484 жителя города. Они содержали 2929 голов скота, в т.ч. 1390 лошадей, 883 голов крупного рогатого скота, 78 овец, 578 свиней (Улан-Удэ - 350. История и современность. т.1. ХХ-ХХIвв. 2016. с.136).

 

Во саду ли, в огороде

В период катаклизмов начала ХХ века стало не до дач. После окончания Великой Отечественной войны первые из них появились в районе ТЭЦ-1. Это были огороды работников ПВЗ. А в 50-х появился сад «Ранет» на Богородском острове. На участках в 4 сотки стояли будки для инвентаря. С того времени в Улан-Удэ началось дачное движение, и  своего пика оно достигло к 90-м г.   Государство поддерживало здоровый отдых  советских людей, большое значение придавалось садам и в рамках  Продовольственной программы. Иметь дачу было выгодно, необременительно и престижно.

Со временем, вместо сезонных домиков, горожане  стали возводить капитальные постройки. Эти сооружения с мансардами, галереями, верандами и гаражами на крохотных участках выходили за  всякие разумные пределы.

Обкомовские и писательские 

Дачные сады организовывались предприятиями  и вся инфраструктура (подъездные пути, электро и водоснабжение) поддерживалась ими.    Членские взносы  шли на содержание сторожей-электриков и на мелкие хозяйственные нужды. Три сада относились к ЛВРЗ, «Стекольщик» – Стеклозаводу,    «Пищевик» – мясокомбинату, а еще были «Авиатор», «Геолог» и другие.  Обкомовские дачи - в Сотниково, писательские дачи на Верхней Березовке. Писатели и художники имели дачи и на Байкале.

Кроме  корпоративных садов, были общегородские - под патронажем горисполкома. Это «Ранет», «Вишня»,  «Коммунальник» и «Сибиряк». В 90-е  годы их было  в пределах 120-130. В среднем в них было от 500 до 1000 участков. А это около   100 тысяч  участков. Теоретически  каждый третий или четвертый горожанин являлся  дачником, а с  учетом семей, то  все улан-удэнцы....   

Битва за урожай или курорт

Условно дачников можно было разделить на две категории. Это «пахари» и «курортники». Первые выкладывались по полной – «пахали» на участке, стараясь получить максимальный сбор ягод, овощей и фруктов. Заготовки, соленья и варенья заполняли кладовки, подполья и холодильники, съедались долгой зимой и даже оставались до следующего сезона. Каждый сезон для них - это битва за урожай, а  дача – кормилица!

У «курортников» в огороде  грядок почти не было,  тощие огурцы, да  заросли гороха: «Чему нужно, то само вырастет, – философически замечали они.  Дача - это праздник, который  полгода с тобой».  А на празднике, как известно, принято  отдыхать по принципу: больше слов, меньше дела. 

«Курортники» предпочитали купить те же самые огурцы за три рубля на рынке, чем героически заниматься бесконечной поливкой и  самоотверженной борьбой с тлей. В то время овощеводы- частники из той же Хурамши  уже стабильно освоили Центральный рынок. Излишки продавали городские и пригородные огородники, и те же дачники. 

Обаяние дачной жизни

   Всю прелесть дачной жизни можно было ощутить, приехав с работы, лениво выщипывая травку с грядки и любуясь розовыми закатами. Жить при этом, пусть в хижине, где все скрипит и раскачивается,  «как в бригантине». Размышления и мечты не требуют комфорта. Им можно предаваться везде и это - чертовски удобно.

Дачи - это территория пенсионеров и внуков. Дети пропадали на речках, в кустах на войнушках, а стариканы помешаны на здоровом образе жизни (ЗОЖ).  При этом здоровье из них так и прет. Травы собирают, гельминты, червяков выводят из организма: «Деточка, ты попила чистотел?» – бывало, кричат они.

А вообще, содержание счастливой дачной  жизни составляют чаепития, разговоры, купания, игры и чтение.  Жизнь, вызывающая  ассоциации с чем-то давно знакомым и прекрасным как сон:  просторные, залитые солнцем веранды, патефон,  вальс  «На сопках Маньчжурии», дамы  в белом… То ли «Вишневый сад»,  то ли «Здравствуй, грусть», то ли «Утомленное солнце»…   

Собственно, так оно и было когда-то в старом Врхнеудинске: «Летом лучшим удовольствием был отдых на сенокосных лугах. На Филатовском, Богородском, Спасском островах, на Верхней Березовке варили полевой суп, жарили шашлыки» (Улан-Удэ - 350. История и современность. т. 1. ХХ-ХХI вв. 2016. с.251).

При этом многие советские дачницы умудрялись совмещать приятное  с полезным. Между делом успевали закручивать банки. Для таких горожан   дачи не становились якорем и ограничением мобильности. Захотели – уехали на Ольхон или Шумак. Поскольку многие сады были сформированы по корпоративному принципу, то и на месте дачникам было проще сгруппироваться. А старые дачники, независимо от места работы, сближались за долгие годы соседства.

Бурно отмечались начало и завершение дачного сезона, День Нептуна, День рыбака, Праздник непослушания или вообще, день по народному календарю, когда можно позволить себе все… Особенно шумных и весёлых  старички вызывали на товарищеский суд, чтобы не мешали покою мирных граждан!

Голубые сороки

Впрочем, кроме соседей гуляк могли возникнуть и другие напасти. Дачники Левого берега находились под угрозой затопления. Зато близость грунтовых вод способствовала обильному урожаю, а сады покрывались пышной тропической зеленью. Растения зацветали здесь дней на 10 раньше, чем на Верхней Березовке, на которую несёт прохладой с гор.

В одно время в саде «Черёмушки» на острове Комсомольском бесчинствовало сообщество голубых сорок. Эти птицы гнездились на огромных ветлах. Они гоняли  ворон, вели неотрывное наблюдение за своими смертельными врагами – котами и изводили собак. Время от времени голубые сороки устраивали  крикливые сборища, где они что-то решали и устраивали заговоры на счет того, например, чтобы «спереть» сливы и ранетки. 

Некоторые дачники вели решительную и бескомпромиссную борьбу с ними. Однажды Леночке М. удалось схватить птицу, изводившую ее собаку. «Ну, погоди, я сейчас тебе шею сверну», - подумала она. Но сердце сороки в ее ладошках  трепыхалось со скоростью  тысяча ударов  в минуту... И Леночка пожалела птицу, отпустила ее на волю, но зато благодарная птица перестала изводить собаку.

Вот так насыщенно пролетали летние дни на дачах.  Наступал август, начинались дожди. Но философски настроенные левобережные дачники  не боялись   наводнения. Они как египтяне в  долине Нила верили, что большая вода принесет лишь плодородный ил и омоет острова. И всего лишь. А лето, теплое и беззаботное лето навсегда останется с ними…

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Александр Махачкеев