Блогууд 19 jul 2022 439

Литературный обзор

О постсоветской бурятской литературе с Александром Исаковым

© фото: Александр Махачкеев

Александр Викторович Исаков родился в 1998 г. в г. Николаевск-на-Амуре Хабаровского края. В 2022 г. окончил Восточно-Сибирский государственный институт культуры по специальности «Литературное творчество». В настоящее время работает стажёром-исследователем отдела литературоведения и фольклористики в Институте монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН. Занимается изучением бурятского фольклора и литературы, литературы народов России, переводами с бурятского языка. Ведёт блог «Народы России: культура и литература», читает публичные научно-просветительские лекции.

- Александр Викторович, что представляет собой современная постсоветская бурятская проза?

Бурятская литература сегодня – одна из миноритарных литератур, то есть литератур национальных меньшинств России. Всего их около 50. Это литературы пограничья: они существуют на пересечении национальных культурных традиций и традиций, доминирующей русской культуры. Во-вторых, это литературы альтернативного художественного опыта: представляя культуру национальных меньшинств, они противостоят глобализации и русификации, сохраняют уникальные картины мира, языки и художественные системы, присущие каждому из народов нашей страны. Писатели, работающие в пространстве миноритарных литератур, зачастую являются энтузиастами, они пишут из искреннего интереса и любви к родной культуре, из желания продолжить национальную литературную традицию, которая иначе бы пресеклась. Бурятская литература имеет уже восьмивековую историю (если включать сюда и общемонгольский период). Но ХХ век стал своеобразной точкой разрыва: в советское время дореволюционные традиции в основном были преданы забвению, а новая советская бурятская литература должна была ориентироваться в первую очередь на образцы русской реалистической и соцреалистической (что, кстати, вовсе не одно и то же) литературы. Поэтому современная постсоветская бурятская литература оказалась на распутье. Во многом она продолжает линию развития советской литературы, но в то же время бурятские писатели стали возрождать и прежние традиции – общемонгольской, буддийской литературы. Проблема преемственности в развитии бурятской литературы возникла ещё и в связи с положением бурятского языка – ведь сегодня буряты чаще пишут и читают на русском.

- Насколько едина национальная литература, если в ней есть русскоязычные и бурятскоязычные писатели?

- Действительно, бурятскоязычную и русскоязычную бурятскую литературу можно рассматривать как два различных процесса. Кроме языка, есть и другие отличия между этими двумя потоками бурятской литературы. Русскоязычные авторы в большей мере находятся под влиянием русской и в целом западной литературы, в то время как в творчестве бурятскоязычных писателей можно заметить развитие традиций фольклора, дореволюционной литературы, бурятских классиков ХХ века. Бурятскоязычная литература сегодня в целом более консервативна и традиционна, а в русскоязычной бурятской литературе мы чаще видим эксперименты и различные творческие поиски. Нужно сказать и о том, что порою трудно вообще однозначно идентифицировать творчество русскоязычного писателя с какой-либо национальной традицией. Скажем, Ким Балков – бурятский или русский писатель? Можно найти аргументы в пользу обеих точек зрения. Так что русскоязычная бурятская литература – явление довольно сложное, размывающее границы собственно бурятской литературы. Но, несмотря на это, есть и общие черты современной бурятской литературы, которые одинаково проявляются у всех её авторов, независимо от языка творчества. Это такие идеи, как безусловная ценность родной земли и родной культуры, незримая связь между предками и потомками, мотивы возвращения, возрождения традиций, мифопоэтический, религиозный взгляд на мир, интерес к национальному прошлому. Вокруг этих идей концентрируется творчество и бурятскоязычных, и русскоязычных бурятских писателей. Поэтому мы вполне можем говорить о современной бурятской литературе как о едином процессе, а функционирование в ней двух языков можно воспринимать как элемент внутрилитературной дифференциации, фактор разнообразия национальной литературы.

- Кого из пишущих на бурятском языке вы считаете наиболее интересным автором?

- Творчество на бурятском языке в современном мире само по себе – весьма интересное явление. Ведь это язык, на котором сегодня очень редко говорят и пишут, тем более – на темы, выходящие за пределы повседневности. Поэтому я с интересом знакомлюсь с любыми произведениями, написанными на бурятском, и, думаю, что их авторы делают большой вклад в национальную культуру, уже выбирая бурятский язык, языком своего творчества. Но, конечно, как историку литературы мне всегда любопытно увидеть в литературном процессе что-то принципиально новое. Из новейшей бурятскоязычной литературы наибольшее впечатление на меня произвело творчество Михаила Батоина. Это самобытнейший писатель, основной период творчества которого пришёлся на 1990–2000-е годы. Он один из первых в бурятской литературе конца ХХ века обратился к дореволюционному наследию. Его пьесы, большая часть которых адресована детям, основаны на сюжетах средневековой монгольской литературы, произведениях индийской и тибетской литератур, которые некогда были хорошо известны бурятам. При этом Батоин очень оригинально интерпретировал эти старинные сюжеты, он умел подавать их ярко и увлекательно. В его творчестве, как мне кажется, идеально сочетаются национальная самобытность бурятской литературы и оригинальный авторский взгляд, традиционность и новаторство. Жаль, что большинство бурятских читателей не могут познакомиться с его произведениями на языке оригинала. Есть и ныне живущие авторы, пишущие на бурятском, творчество которых привлекло моё внимание. Например, совсем недавно я познакомился с романом Цындымы Бабуевой «Мэдэгдээгүй Дагина» («Неизвестная Дакини»). Это роман о том, как в середине прошлого века в обычной бурятской семье рождается девочка, и она оказывается дакини – то есть буддийским женским божеством. В этом произведении мне опять же понравилось сочетание традиций буддийской литературы с элементами исторического и бытового романа, изображение истории бурят через призму мифопоэтики. По всей видимости, на творчество Ц. Бабуевой благотворно повлияла её работа над переводами современных монгольских авторов. В упомянутом мною романе заметны переклички с романом монгольского писателя Гомбожавын Мэнд-Ооёе «Гэгээнтэн» («Светлейший»), который Бабуева перевела на бурятский язык. Думаю, что бурятским писателям вообще стоит чаще знакомиться с современной монгольской литературой – оттуда можно «импортировать» немало интересных находок, которые могли бы оживить бурятскоязычную литературу.

- Что вы скажете о романе Цыдыпа Цырендоржиева «Вечного дня не бывает» / «Хододоо үдэр байдаггүй» (2012)?

 - Цыдып Цырендоржиев – один из немногих современных писателей, создающих крупную прозу на бурятском языке. Он написал уже более десятка романов на самые разные темы. В 2012 году вышел его новый роман «Вечного дня не бывает» о высокопоставленном ламе Анжуре Балтаеве, который в 1930-е годы оказывается под арестом. Автор не скрывает, что Агван Доржиев - известный буддийский и политический деятель начала ХХ века. Это первый в бурятской литературе роман, посвящённый судьбе репрессированной бурятской интеллигенции. В советское время роль этих людей в создании новой бурятской культуры предпочитали замалчивать и историю бурятского народа в начале прошлого века читатели могли себе представить только по историкореволюционным романам, где чаще всего главными героями были простые скотоводы. Цыдып Цырендоржиев первый среди бурятских писателей сделал главным героем романа реального исторического деятеля (пусть и изображённого под другим именем), который лично принимал участие в создании новой бурятской культуры и государственности…

(Продолжение следует)

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Александр Махачкеев