Блогууд 26 may 2021 1129

​Общаги Улан-Удэ - 2

© фото: Фото из архива Александра Махачкеева

Студенческие общаги - не только символ весёлой и беззаботной жизни, но и «плавильный котёл», «вертеп» и ринг для массовых драк…

Расцвет эпохи застоя

Образование было краеугольным камнем всей советской системы. Именно благодаря ликвидации всеобщей безграмотности СССР совершил невиданный ранее в истории рывок в своём развитии. Стремительно развивавшаяся экономика требовала грамотных, квалифицированных специалистов и сеть учебных заведений, а вместе с ними и общежитий. В некоторых городах их было особенно много и, например, Томск или Иркутск называли студенческими городами. Однако и Улан-Удэ с его четырьмя вузами в полной мере соответствовал этому почётному званию. К тому же столица Бурятии в силу его национальной специфики была  центром притяжения молодёжи как из этнической Бурятии, так и из Тувы, Якутии, а также Монголии. Подлинный расцвет студенческой жизни пришёлся на 70-80-е годы, на времена позднего СССР.

В «лихие» 90-е годы наступили другие, самые тяжёлые времена, в полной мере коснувшиеся и всей системы образования. Мы коснёмся только «безоблачного» советского периода жизни улан-удэнских студенческих общаг.

Вахтёр «Третьяк»  

Тувинцы, якуты и монголы создавали свои землячества и варились в собственном соку, общались в основном между собой. Такое же поведение было характерно и для выходцев из некоторых бурятских районов.  Особенно в общагах сельхозки, и где, конечно, был свой особенный необидный фольклор, как то: «Курица не птица, зоофак не факультет» и т.д.

Где и в каких общежитиях больше пили и гуляли? Можно сказать, что везде, где больше, где меньше. В зависимости от строгости режима, загруженности студентов и т.д. С целью профилактики в общежития приходили дежурные преподаватели, их включали в свои маршруты и местные дружинники. Конечно, многое зависело от личности коменданта общежития. Как правило, это были властные и хозяйственные женщины, иногда там же и проживавшие. Соответственно, они подбирали и вахтёров. Чем вреднее (для студентов), тем лучше для дисциплины, а значит и для порядка. Особенно рьяные тётки удостаивались от студентов почётной клички «Третьяк» – по аналогии со знаменитым хоккейным вратарём. Ни одного гола (проходимца) не пропустит! Без документов, а тем более донжуанов, буквально осаждавших общаги. Дежурившие на вахте студенты успешно пользовались этим. Проводили их, но за «пузырь»!

Обычный харассмент

Злостными нарушителями дисциплины всегда были заочники. Они приезжали только на период сессии и старались хорошо «оттянуться» за это время. В том числе, получить хорошие «оценки» у любвеобильных преподов. Такие ловеласы были в каждом институте, их слабость к доступным студенткам, как правило, была общеизвестна и простительна. А понятия «харассмент» не существовало. Заочников заселяли в резервные, обычно подвальные помещения – «гнездо разврата», «вертеп» и там весь период сессии дым стоял коромыслом.    

Весёлая культурка

Ну, а у очников ситуация обострялась  по большим праздникам, когда случались фактически узаконенные массовые гулянки. Это Новый год, 8 марта и 23 февраля. Особенно умопомрачительная атмосфера царила на Новый год в общаге «культурки» на бульваре Карла Маркса, 10.

Длинный светлый коридор, словно цветущий в мае бульвар! Распахнутые настежь двери комнат, кто с гитарой, оркестранты с «голяшками» - баянами на профессиональном жаргоне, выделывают «па» красотки с хореографии. Масса ярких, колоритных персонажей! Красивые, свободные, двадцатилетние! Вся жизнь ещё впереди! Разносится аромат жареной картошки, накрываются столы и где-то там припасены «пузыри»…

Но вот тикают часы, и наступает Новый год! Но не в Улан-Удэ, а во Владивостоке, Хабаровске, Находке и Комсомольске. Уроженцы Дальнего Востока, взявшись за руку, бегут с криком и хохотом вереницей по этажам. С первого до пятого! Вслед за ними - якуты, амурчане, читинцы и агинцы. И вот - Улан-Удэ и Иркутск! Ну, а время Кызыла и Красноярска приходило уже в атмосфере всеобщего веселья, на грани лёгкого безумства…           

Стычки до «беспредела»

Общежитские зачастую конфликтовали с местной городской молодёжью. «Внутри училища мы жили всегда дружно со всеми… Наше закаменское землячество было самое большое. Поэтому первый год мы варились в собственном соку. Однажды к нам пришли «чанкайшисты» и стали избивать всех подряд. После этого случая в нашем общежитии стало опасно жить. И за пределами училища и общежития нас буквально отлавливали. Это было нетрудно сделать, так как мы отличались внешне. «Чанки», «хунхузы» и другие группировки были всегда хорошо организованы. У них был свой клич, причёски, одежда и т.д. И дрались они очень храбро. Я до сих пор вспоминаю тот ужас, который они наводили на нас», – это слова респондента из книги И.Г.Балханова «Двуязычие и социализация».

Общага общаге рознь и не в каждую городские могли сунуться. В ту же педовскую «тройку» на Борсоева, 11. Там жили студенты спортфака и особенную силу они набрали в начале 70-х. Это было поколение наших прославленных борцов вольников.

Сцена из вестерна

Тогда в «тройке» царила строгая дисциплина, а распитие вина не допускалось. В это время из Иркутска приехала учиться группа многоборцев, высоких и сильных красавцев. Две группировки в одной общаге не могли ужиться и на Новый год на танцах между ними случилась эпическая драка. Вольники оказались сильнее, и они выбрасывали поверженных противников, словно в вестерне, взяв за руки, за ноги и хорошенько раскачав. Потом было общеинститутское собрание, и зачинщиков побоища исключили.

В 90-е наступил «беспредел», и «спортачи» «держали» в страхе все педовские общаги. Некоторые, особенно распоясавшиеся, ходили даже «строить» общаги сельхозки. До тех пор, пока тувинцы не взялись за заточки. И именно в те годы «спортачи» стали фундаментом для создания «спортивных» ОПГ (организованных преступных группировок).   

Любовь в общаге

В общаге ничего не скроешь и, если пошёл с девушкой в кино, будьте уверены, вся её комната будет вести за вами наблюдение. Пока не скроетесь с глаз долой. Что касается секса, то ночные поскрипывания и сопения на соседних кроватях, - это хорошо знакомо всем общежитским. Уединиться было невозможно. Разве что назначить свидание на время утренних пар. Но это было чревато, за прогульщиками велась охота «группой захвата» с деканата.

В юности все девушки красивы, но тем не менее, особенно симпатичными считались экзотические сахалярки – русско-якутские метиски.  

 «Основной инстинкт» особенно обострялся у девушек на последнем курсе. Пора было «выскакивать замуж», дабы не уехать по распределению в деревню.  И желательно за городского парня, или за военного.

Плавильный котёл

Улан-удэнские институты были и остаются «плавильным котлом» бурятского народа. В серии «Агинско-иркутский роман» («Буряад унэн», начало 2019 г.) я уже описывал истории любви в общагах между студентами из Аги и Иркутской области.

А героями этих романтических историй стали в том числе тренеры Владислав и Наталья Бумбошкины, экс-министр экономики Забайкалья Баир Галсанов с супругой Мариной и экс-глава Агинского округа Жаргал Жигжитжапов с супругой Раисой. 

Как лихо рассказывал Владислав Матвеич о своей первой встрече с Натальей Цыренжаповной: «Вошла она вся такая красивая, и все парни обратились к ней. Пришлось мне, как моряку, раскидать всех и вот так вот, завоевать её сердце!»

Галсановы познакомились в 1981 году в общаге техноложки, куда пришли в гости пятеро парней из БСХИ. А Жаргал Жигжитжапов завоевывал сердце ольхонской красавицы Раи в общаге агрофака. Всю ночь пел под гитару!

Автор: Александр МАХАЧКЕЕВ

Фото: Фото из архива Александра Махачкеева